Заявка на обратный звонок
* поле, обязательное для заполнения
Бизнес тренинги и семинары,
в любом городе России и за ее пределами
Секретариат
+7 (495) 748-01-82, +7 (812) 331-98-03
office@lico.ru
Клиентский отдел
+7 (499) 577-02-36, +7 (812) 425-60-11
,
Время работы: С 9.30 до 18.00

Бизнес образование и ее связь с развитием бизнеса у соседей

Братья по бизнесу

В России закончился год Украины и начался год Казахстана. Для рядового россиянина Казахстан — практически терра инкогнита. Между тем рядом с Россией растет, как любят говорить в Казахстане, новый «азиатский тигр».

Крадущийся тигр, затаившийся дракон

Международные организации считают, что Казахстан обладает самой динамичной экономикой в постсоветском пространстве, он имеет высокий кредитный рейтинг, и международные нефтяные компании конкурируют за право войти в его нефтяную индустрию. Именно восточного соседа, а вовсе не Россию, Европейский союз и США первым в СНГ признали страной с рыночной экономикой. Путин в назидание Российскому правительству отмечал, что темпы роста ВВП в Казахстане значительно превышают наши.

Казахстан – лидер СНГ по объему иностранных инвестиций. Нурсултан Назарбаев говорил на Давосском форуме, что в ближайшие десять лет в страну поступит $100 млрд в виде иностранных инвестиций – в соответствии с уже подписанными контрактами. По его словам, с момента образования Казахстана как суверенного государства объем иностранных инвестиций в страну составил $21 млрд. У этого золотого дождя простая и понятная причина: среди стран СНГ Казахстан занимает второе после России место по объему добываемой нефти и является, по словам западных экспертов, ведущей энергетической державой в Каспийском регионе.

Западные деньги вкладывались прежде всего в нефтегазовый сектор. Одновременно руководство Казахстана рассчитывает на то, что сырьевым ресурсам удастся стать катализатором экономического развития страны. Казахстану удалось выстроить современные банковскую, бюджетную, налоговую системы, либерализировать цены и сферу услуг, создать накопительную пенсионную систему, провести жилищно-коммунальную реформу. И если экономика Казахстана зависит от конъюнктуры мировых цен на сырьевые ресурсы, то это же можно сказать и про Россию.

Некоторые эксперты называют успехи Казахстана виртуальными.

А Всемирный банк считает своей основной задачей в Казахстане борьбу с бедностью, разрыв между выдающимися макроэкономическими показателями и нищетой значительной части населения поражает воображение.

Восток, как известно, дело тонкое. И Ельцин, и Путин говорили о нарушении прав русскоязычного населения в Казахстане (число этнических русских прогрессивно сокращается), а Нурсултан Назарбаев имеет репутацию едва ли не главного интегратора в СНГ и поборника дружбы народов.

В Казахстане часто вспоминают, что именно Алма-Атинский саммит 1992 года начал отсчет истории Содружества Независимых Государств. В 1994 году во время официального визита в Москву Нурсултан Назарбаев предложил проект Евразийского союза государств как более интегрированного объединения постсоветского пространства.

Россия заключила с Казахстаном договор о вечной дружбе. Однако дружба (вечная) дружбой, а табачок врозь: хотя транспортные коридоры из Казахстана большей частью принадлежат России, основная доля в сфере добычи, производства и транспортировки казахстанских нефти и газа принадлежит западным инвесторам. Активнее всего в Казахстане работают Chevron, Mobil, Agip, British Petroleum/Amoco, British Gas, Royal Dutch/Shell, Statoil, японская JNOC.

Еще в начале 1990-х Назарбаев заявил: «Наша главная гарантия безопасности будет заключаться в массированном присутствии западных капиталов». И во всех делах, связанных с нефтью и газом, Казахстан стремился добиться максимальной независимости от России. Зачастую на принятие решений влияло именно это, а не экономические соображения. Все годы независимости руководство Казахстана создавало благоприятные условия именно для западных инвесторов. Под иностранным управлением оказались целые отрасли (вся химическая промышленность, вся черная и цветная металлургия).

Скажем, Павлодарский НПЗ технологически зависит от России: он перерабатывает западносибирскую нефть с низким содержанием серы и парафина. В 1995 году компания «Роснефть» пыталась взять его в доверительное управление. В 1997-м идея передачи предприятия в траст была реализована, но без участия россиян: тендер выиграла американская CCL Oil, подтвердив тенденцию передачи западному капиталу самых лакомых кусочков казахстанской экономики. Можно сказать, что казахстанская экономика в буквальном смысле слова переходит на американские рельсы. Сейчас американская компания Griffin Wheel продвигает бизнес идею строительства в Казахстане завода по производству литых колес, хотя поезда в наших странах традиционно ходят на более надежных цельнокатанных колесах.


Задрав штаны, бежать за демократией

«Здесь, в Центральной Азии, мы считаем, что, задрав штаны, в Соединенные Штаты бегать за демократией не будем», – заявил на одном из экономических форумов Назарбаев. Сегодня казахи считают, что «могут диктовать условия» даже таким гигантам нефтяной индустрии, как ChevronTexaco и TotalFinaElf, налагая штрафы за несвоевременную уплату налогов или за нарушение экологии (ChevronTexaco пытается оспорить в суде экологический штраф в сумме $71 млн).

Новый год президент Казахстана Нурсултан Назарбаев начал с того, что подписал закон об иностранных инвестициях, положив начало активной поддержке внутренних инвесторов. В его рамках уравниваются права и ответственность иностранных и отечественных инвестиционных групп. И сейчас местная бизнес-элита, упрочившая свои позиции за последние годы, фактически получила карт-бланш на деятельность в приоритетных секторах экономики республики. Вскоре после своего назначения нынешний казахстанский премьер, Имангали Тасмагамбетов, заявил, что государство должно стать «локомотивом», тянущим за собой отечественные компании, и увеличивать производство продукции, способной замещать импортные товары.

Западные инвесторы называют это экономическим национализмом и пугают утратой с трудом заработанной репутации благоприятного места для инвестиций. Тем не менее правительство Казахстана гарантирует сохранить существующие льготы для инвесторов, которые были им предоставлены в рамках уже заключенных контрактов, по крайней мере, до 2008–2009 годов. Что касается льгот для будущих инвесторов, то законом предусматривается снижение налога на имущество и налога на прибыль в обмен на инвестиции в приоритетные сферы экономики Казахстана. В первую очередь речь идет о сельском хозяйстве, образовании, несырьевых отраслях экономики и объектах инфраструктуры, которые западных бизнесменов, как правило, не привлекают, но нефть Казахстана по-прежнему интересует инвесторов, а значит, им, как говорят эксперты, придется приспосабливаться к возрастающим требованиям казахского руководства.


«Младший брат»

Гульмира Курганбаева, заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан: «Россия для Казахстана является основным стратегическим партнером. Это обусловлено историческими предпосылками, общим менталитетом, общей историей, общей культурой. В России намечается экономический рост – и в Казахстане экономический рост. Если судить по темпам развития экономических и политических реформ, то Казахстан и Россия идут практически в ногу. Рыночные институты созданы, это мы на каждом бизнес тренинге говорим. Возможно, есть своя специфика в том, что некоторые реформы в Казахстане начаты раньше, Россия же к этим реформам только сейчас стремится. В Казахстане уже проведена пенсионная реформа, произведено налоговое реформирование. А подход к привлечению инвестиций в России и в Казахстане был различным. В России не делали упор на прямые иностранные инвестиции, составляющие небольшую долю крупных мега-проектов российской экономики, и в основном крупные компании – это национальный бизнес, то есть туда не был допущен иностранный капитал. В Казахстане иная ситуация: в основных секторах экономики представлен в большей степени иностранный капитал. Западные инвестиции традиционно шли в те секторы экономики, прибыльность которых очень высока.

Новые инвестиции мы намерены направлять уже не в добывающие отрасли, а в перерабатывающие: нефтехимию, машиностроение. Сюда инвесторы пока не торопятся, все обсуждают, все проводят мозговые штурмы и разрабатывают сессии стратегического планирования».

Конечно, российский бизнес, как и западных инвесторов, прежде всего интересует нефтегазовый сектор казахстанской экономики, но даже самый заметный в республике «ЛУКойл» – только младший партнер международных нефтяных компаний. Сейчас «ЛУКойл» является участником трех нефтяных проектов в Казахстане: это разработка Тенгиза, Карачаганака и Кумколя. По словам Вагита Алекперова, за последние шесть лет компания инвестировала в эти проекты около $500 млн и ее суммарная доля в добыче на этих месторождениях составляет 1 млн т нефти и газового конденсата. В ближайшие годы «ЛУКойл» намерен довести свою добычу в Казахстане до 4 млн т без учета новых проектов.

Президент «ЛУКойла» после встречи с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в Давосе заявил, что компания заинтересована участвовать в разработке ряда морских блоков на казахстанском шельфе Каспия. Он сказал также, что «ЛУКойл» претендует на участие в освоении перспективной структуры Курмангазы, расположенной на срединной линии Каспия. Эксперты предполагают, что на Курмангазы приходится 10% нефтяных запасов казахстанской части Каспия.

 Компания в прошлом году выкупила у американской компании First International Oil Corp (FIOC обладает самым большим количеством лицензий на геологоразведку в Казахстане: общая площадь ее лицензионной территории составляет более 36 тыс. кв. км) 77,5% акций в компании Ural oil and gas, владеющей лицензией на освоение Федоровского нефтегазового блока в Западно-Казахстанской области. Первая скважина будет пробурена в 2003 году. По словам вице-президента компании Леонарда Рея, в будущем она надеется расширить свое присутствие в Казахстане.

«Газпром» и казахстанская компания «КазМунайГаз» создали совместное предприятие «КазРосГаз», которое будет заниматься переработкой газа (казахстанский газ будут перерабатывать в Оренбурге), транспортировкой и реализацией газа на внутреннем и внешнем рынках. «КазРосГаз» рассчитывает получить лицензию на разработку ряда месторождений.

Три российские компании – «ЛУКойл», «Роснефть» и «Транснефть» – участвуют в Каспийском трубопроводном консорциуме, обеспечивающем транспортировку сырой нефти от Тенгизского месторождения и других близлежащих месторождений в Казахстане и России до терминала на побережье Черного моря.

По словам Анатолия Чубайса, завершается работа по созданию совместного (50х50%) предприятия на базе Экибастузской ГРЭС-2. РАО ЕЭС за долги по энергопоставкам (около $239 млн) получило право на участие в приватизации объектов электроэнергетики, в частности, на акции Экибастузской ГРЭС-2. Магнитогорский металлургический комбинат закупает руду на Соколовско-Сарбайском ГОК, однако с приходом на казахстанский комбинат зарубежных собственников отгрузка руды для ММК была прекращена. Она возобновилась в 1999 году после отзыва правительством Казахстана лицензии у исландской компании Ivedon. Кроме того, ММК ведет с Казахстаном переговоры о возможности изменения государственной границы: в случае положительного решения поселок Огнеупорный будет передан России, а Казахстан на паритетной основе получит такую же территорию (в соответствии с мировой практикой решения подобных вопросов). Бускульское рудоуправление ОАО «ММК», в ведении которого находится поселок, снабжает комбинат ценным сырьем – огнеупорной глиной, а в поселке живут работники комбината.

Евгений Кожокин, директор Российского института стратегических исследований: «Присутствие российского бизнеса в Центральной Азии очень скромное. В некоторых случаях просто идет борьба за объекты. Известны давняя история с попытками РАО ЕЭС, замкнув ряд технологических цепочек, получить контроль над объектами в Казахстане, и то противодействие, которое оказывалось в Казахстане, несмотря на подписанные соглашения. Я считаю приход нашего бизнеса в эти страны явлением совершенно необходимым и естественным. Уже очень много доказательств тому, что западные партнеры в постсоветском пространстве зачастую ведут себя не так, как в Западной Европе или Соединенных Штатах (как, например, действовала одна из крупнейших нефтяных компаний в Казахстане) и управление командой таких партнеров затруднено».

Очевидно, что, несмотря на растущий интерес российского бизнеса к проектам в бывшей братской республике, в стратегии развития экономики Казахстана ему отводится роль отнюдь не основного партнера. Похоже, российские компании смогут получить свою долю участия и прибылей лишь создавая систему мотивации для партнера, и борясь за них с западными соперниками, а местная бизнес-элита, поддерживаемая государством, останется вне конкуренции.

 

Назад к списку