Заявка на обратный звонок
* поле, обязательное для заполнения

Бизнес это та же игра, только правила другие

ТЯЖЕЛОВЕСЫ ИЗ Mammoet-"СОЙМЕРСТИЛ" подняли Курск из моря

 

"Нам доверяют самое тяжелое". Под таким слоганом работает компания mammoet-"СОЙМЕРСТИЛ". И в этом нет ни грамма рисовки, ни грамма неправды. Уникальные бизнесы (а mammoet-"соймерстил" относится именно к таким) апеллируют терминами "самый, самый..." абсолютно спокойно. Для них "самый, самый..." не рисовка, а норма. На счету у mammoet -"соймерстил" как минимум две операции, превзойти которые конкурентам будет чрезвычайно трудно. В середине 1990-х, когда в московских "лужниках" строился суперстадион, именно mammoet-"соймерстил" возводил уникальную крышу над этим объектом. А в 2001 году специалисты mammoet-"соймерстил" блестяще провели подъем и доставку в док корпуса атомной субмарины "Курск". Специалисты компании - не супермены, а самые обычные люди. Как им удается быть тяжеловесами?

 Залог успеха компании в сложном проекте

Вячеслав Захаров,
глава компании Mammoet-"Соймерстил"

Голландская компания Mammoet широкой публике стала известна нескоько лет назад - после того, как с помощью ее специалистов и техники была успешно завершена операция по подъему подводной лодки "Курск". Мало кто знает, что участие компании в этом поистине историческом событии стало возможным благодаря российскому представительству Mammoet и непосредственно ее главе Вячеславу Захарову.
Москвич, технарь и выпускник МИСИ Захаров - это тот самый мамонт, на котором держится вся компания Mammoet -"Соймерстил". С кем бы из его подчиненных ни разговаривать, на второй минуте непременно начнется: "Это директор знает", "спросите у Вячеслава Юрьевича", "этого человека ОН привел к нам в компанию", "эти бизнес тренинги по управлению нам Вячеслав Юрьевич устроил", .. Безмерно обаятельный, в меру сдержанный и невероятно жизнелюбивый Захаров за плечами имеет непростой жизненный опыт. Чернобыль и Ленинакан. Как сотрудник "Союзцентратомэнергостроя" (одного из главков Минэнерго), Захаров участвовал в ликвидации последствий взрыва на атомной станции и восстанавливал разрушенный землятресением армянский город.

 

В начале 90-х, когда Минэнерго решило оптимизировать свой хозблок и продать имевшиеся у них в наличие, но простаивавшие без работы три крана, Захаров познакомился с Франсом Ван Соймереном - главой одной из крупнейших мировых инженерных компаний, которая носит сегодня название Mammoet. Через короткое время Вячеслав Юрьевич стал ее представителем в России.
Когда в 2001 году инженерные компании, задействованные в подъеме "Курска", сказали, что не смогут завершить операцию до конца года (а президент Путин поставил перед правительством именно такие сроки), Вячеслав Захаров из внимательного наблюдателя за процессом превратился в деятельного его участника. Он поднял все свои связи и добился приема у тогдашнего вице-премьера Ильи Клебанова, показал ему все выкладки и расчеты. Через несколько дней Захаров вместе с Ван Соймереном летели в Мурманск.
Накануне отлета Захаров неудачно упал и сломал ногу, но Ван Соймерена, увидевшего загипсованного партнера, это ничуть не смутило. "Слава, - сказал он, - ты же не шоколадная девушка, так что вперед". Захарову удалось не только построить близкие и дружеские отношения с голландскими коллегами, но и влюбить их в Россию настолько, что глава Mammoet почти каждый свой отпуск проводит на российских просторах, и даже свою маленькую дочь назвал русским именем Лариса.
Бывший спортсмен Захаров, как никто другой, знает, что сплоченный коллектив - это 50% успеха. Поэтому каждый праздник, каждый день рождения сотрудники Mammoet -"Соймерстил" отмечают вместе. Захаров убежден, что команда иногда значит больше, чем класс. По этому поводу он говорит: "Бизнес - это та же игра. Только правила другие".

 

 

Сенад Алагич,
главный механик

Александр Дюдюкин,
начальник гаража

Сенад Алагич (справа), обаятельный улыбчивый югослав, был вынужден в 1992 году из-за войны покинуть родную Боснию и Герцеговину и уехать в Россию. В Mammoet-"Соймерстил" работает три года. До этого несколько лет трудился в конкурентной фирме. Если прибегать к разного рода сравнениям, то механик - это тот же самый хирург, от профессионализма которого зависит, "будет пациент скорее жив или скорее мертв". Алагич - механик от Бога. Ведь, как говорят эксперты, высококлассных специалистов по кранам во всем мире - раз, два и обчелся. Алагич - как раз из таких. Раз, и обчелся. В Mammoet-"Соймерстил" это знают и ценят.

"К технике, как и к женщине, нужен особенный подход, - улыбается Сенад. - Достаточно дать ей то, что требуется, внимательно наблюдать за приборами, и она будет верно и преданно работать много лет".
Начальник гаража Александр Дюдюкин - мужчина с прошлым. Окончив после школы автодорожный техникум, он пошел в армию. Место службы было настолько секретным, что в военном билете Александра нет об этом ни одной отметки, а после демобилизации ему сразу же предложили поучиться в Академии ФСБ, которую Дюдюкин успешно закончил. Несколько лет Александр работал в Управлении собственной безопасности ФСБ, после чего ушел в Mammoet. Это был его собственный выбор, но уходить, как он сам признается, не очень хотелось. Но еще меньше хотелось содержать семью, в которой родился второй ребенок, на небольшое офицерское жалованье.
Сегодня зона ответственности Александра - это 40 человек в подчинении, 6 автокранов (каждый стоимостью несколько миллионов), 10 тягачей, 14 полуприцепов и множество обслуживающей техники.
"Не сложно было менять специализацию?" "А я не менял, - отвечает Дюдюкин. Специфика работы - хоть с агентурным аппаратом, хоть со слесарем - одинакова. Та же самая постановка задачи, и тот же контроль за исполнением. И там, и здесь в первую очередь важно знание психологии. Правда, кое-что пришлось переделать. Смотришь на человека - голова толковая, руки золотые, а работает простым слесарем. Пришлось расставить всех по своим местам".
В компании об Александре говорят, что начальник он строгий, но справедливый, хотя ему присущ командный стиль работы: "сказал-сделал". А если не сделал - оправдаться невозможно. Приказ есть приказ.
Правду говорят: бывших чекистов не бывает.

 

Анна Когут,
помощник генерального директора

Анна - не просто референт, и не просто помощник. Она - правая рука Вячеслава Захарова, его советник, конфидент, его дуэнья. С легкостью сочетает в себе образ непосредственной девчонки и строгой бизнес-леди. Моментально переключается с одного настроения на другое. Энергичная и жизнерадостная, она постоянно в движении. Родив полтора года назад ребенка, она немедленно "выписала" из родного Магадана маму и вышла на работу.
Учитель по первой специальности (Анна честно отработала в школе два года, обучая детишек английскому языку), в Mammoet-"Соймерстил" она оказалась, когда приехала в Москву учиться в МАМИ. "Я поступила на вечернее отделение и решила устроиться на работу, - рассказывает Анна. -Подала заявку в кадровое агентство, меня долго таскали по разным компаниям. В итоге я оказалась здесь". Спустя несколько лет Захаров признался, что принял ее на работу потому, что она не москвичка. "У меня жена - не москвичка. А не москвички все трудолюбивые", - сказал он. Во время истории с "Курском" Анна вместе с шефом ходила по высоким кабинетам, летала в Мурманск, принимала участие в пресс-конференциях. Она вспоминает: "Курск" стал для меня большой школой. На нас лежала огромная ответственность. Я помню: мы шли к Клебанову, и у меня дрожали коленки. В голове стучало только одно - я не могу допустить ни одной ошибки".

 

 

 

Николай Миленков,
главный инженер

Немногословный и суровый на вид Николай Игоревич - это яркое воплощение образа идеального советского инженера; он всегда в джинсах, свитере и с о-о-огромным багажом опыта и знаний. В Mammoet -"Соймерстил" его позвал Вячеслав Захаров в 1999 году, - вместе они восстанавливали разрушенный Ленинакан. Поначалу в компании думали, что со строгим, малоулыбчивым Миленковым будет тяжело. Оказалось иначе.
Главный инженер - понятие емкое и важное, не менее важна и техника безопасности - нынешняя сфера ответственности Николая Миленкова. Его профессиональный девиз: "Главное, чтобы все было соблюдено".

 

Юрий Попов,
директор по транспорту

По факту рождения - он мальчик-мажор. По складу характера - независимый нонконформист. Сын высокопоставленного чиновника МИДа, выпускник факультета международных экономических отношений МГИМО и директор по транспорту компании Mammoet-"Соймерстил".
Входя в комнату, на упрек, что сильно опоздал на съемку, безапелляционно возражает: "Ездил, смотрел маршруты. Знаете где? Черт-те где, у хрена лысого, на Ленинградке". Рассказывает о своей работе: "Я веду клиента "от и до". Сопровождаю грузы - если надо, то и ночью, договариваюсь о сопровождении с сотрудниками ДПС, встречаюсь с клиентами". На вопрос, почему не выбрал непыльную и спокойную синекуру в каком-нибудь банке - возможности позволяли - презрительно морщится: "Знаете, не люблю - пиджачок, галстучек. Люблю находиться в свободном полете". В свободном, не зависящем ни от чего и ни от кого полете - а главное, от родителей - Юрий находится давно. После окончания МГИМО работал в рекламном агентстве, занимался поиском клиентов. В 1997 году перешел на работу в компанию, занимающуюся перевозками негабаритных и тяжеловесных грузов автотранспортом, которая сотрудничала с Mammoet-Соймерстил". Тогда-то Захаров и заприметил толкового бойкого юношу. Главная профессиональная установка Попова - делать свою работу максимально качественно.

 

 

 

Ирина Максимова,
главный бухгалтер

Выпускница инженерно-экономического факультета МВМИ Ирина Максимова утверждает, что бухучет - это очень интересно. В Mammoet-Соймерстил" она - старожил. Как и все бухгалтера, очень строгая и ответственная дама. Рассказывают, что некоторые сотрудники компании ее несколько побаиваются, потому что, если как следует не вникнуть в тему, может и за дверь выставить.

Назад к списку